Понедельник, Сентябрь 24

Один день с Главным нефтяником СССР

В этой статье Виктор Жиляков вспоминает о начале разработки знаменитого Самотлорского месторождения и о своих встречах с легендарным «Главным нефтяником страны» Виктором Ивановичем Муравленко, который, кстати, родился на Кубани. Он был руководителем самого крупного в СССР нефтегазодобывающего управления «Главтюменнефтегаз», которое начинало освоение знаменитого Самотлора, как и десятков других нефтегазовых кладовых, открытых на Тюменском севере.

 

«ТЭК КУБАНИ—НОВОСТИ», 22 —12-2017. КРАСНОДАР.—На днях Совет директоров ПАО «НК «Роснефть» утвердил программу развития Самотлора — крупнейшего в России нефтяного месторождения. За 10 лет планируется пробурить более 2400 скважин, которые обеспечат добычу более 50 млн. тонн топлива. Одновременно Госдума РФ приняла решение о дополнительных инвестиционных стимулах для Самотлорского месторождения.

Я часто бывал на Самотлоре в 1974-1986 годах, когда работал собственным корреспондентом ТАСС по Тюменской области и Западной Сибири. Специалисты не зря называют его «Жемчужиной Западной Сибири». Это крупнейшее месторождение на территории бывшего СССР: чтобы добыть один миллиард тонн нефти, промысловикам Баку понадобилось 94 года, Татарстана — 22, а Самотлору — немногим более 12 лет.

До сих пор помню 28 июля 1981 года: мое сообщение о том, что Самотлор с этого дня начал выдавать второй миллиард нефти, напечатали многие СМИ Советского Союза, да и всего мира. Такой знаковый материал готовился по традиционной тассовской схеме. Накануне в корпункте ТАСС, который находился в г. Тюмени, в моей квартире, раздался телефонный звонок: «Виктор, с тобой хочет переговорить Виктор Иванович», — сказала секретарь Галина и соединила меня с руководителем «Главтюменнефтегаза» Муравленко. Удивительное совпадение: легендарный «Главный нефтяник Советского Союза» Виктор Иванович Муравленко – один из руководителей освоения месторождений Западной Сибири — родом из Павловского района Краснодарского края. В станице Незамаевской в школе, где учился Муравленко, создан музей его имени. Открывать его в станицу приезжала целая делегация из Тюменской области, специально направленная президентом Тюменского областного общественного фонда имени В.И. Муравленко Сергеем Дмитриевичем Великопольским. Он с 1970 – го был секретарем Нижневартовского райкома (горкома) партии, при нем месторождение вышло на миллионную добычу, был построен нефтепровод Самотлор — Альметьевск.

Кстати, в Ямало-Ненецком автономном округе есть город, который так и называется – Муравленко.

Герой Социалистического труда Виктор Иванович Муравленко был очень занятым руководителем, в его подчинении находилось более 100 тысяч нефтяников. В любое время дня его приемная была полна людей. Чтобы решить как можно больше вопросов, Виктор Иванович одновременно принимал двоих-троих, а то и четверых посетителей. За несколько дней до того памятного звонка Муравленко пригласил меня в свой большой кабинет прямо во время деловой встречи с делегацией иностранных специалистов и металлургов с Урала. Здесь же находился начальник управления добычи нефти Главка Федоро Филиппович Назаров, с которым он одновременно обсуждал какую-то проблему. За минуту до моего прихода все они получили от Муравленко по заданию и здесь же готовили решения, так сказать, не выходя из кабинета. Все располагались за столами, никто не стоял, на каждом столике были чашки чая и сушки.

Когда я вошел, меня тоже ждал небольшой низкий столик с двумя стульями, на один из которых я и присел. Сам Виктор Иванович продолжал находиться на ногах, периодически подходя к гостям. Наша встреча длилась недолго. «Виктор, скажи, пожалуйста, ты на Север не собираешься лететь?», — спросил он меня. Все нефтяники знали, что дома я практически не жил, все время мотался по месторождениям. Я еще не успел ответить, как он сказал: «Ты не уезжай, побудь в Тюмени несколько дней, ожидается событие, которое пропустить нельзя. Событие связано с Самотлором. В ближайшие дни мы начнем добывать на нем второй миллиард тонн. Когда это случится, я тебе, сынок, сразу позвоню». Муравленко был старше меня на треть века. К слову, через пару дней, 25 декабря 2017 года ему бы исполнилось 105 лет.

Не помню, чтобы в то время ТАСС выпускал на информационную ленту анонсы событий. По-моему, такого не было. А если журналист, узнав заранее о важном проекте, начинал рассказывать, он больше не мог рассчитывать на доверительные отношения со своими источниками.

Спустя какое-то время после нашей встречи, как всегда неожиданно, позвонил Муравленко: «Все в порядке, передавай в Москву: пошел второй Самотлорский миллиард». Надо сказать, что до этого звонка я не терял время, а несколько дней, отправляя в ТАСС сообщения на другие темы, попутно собирал необходимую информацию по Самотлору, готовясь к событию. И когда Муравленко сообщил, что добытая нефть перевалила через отметку в миллиард тонн, мне оставалось только нажать кнопку «пуск», и телетайп, по которому собкоры передавали заметки, застучал.

В промышленно — экономической редакции ТАСС уже ждали материал. Как правило, сообщения такой важности готовил к окончательному выпуску сам заведующий редакции, а им был талантливейший журналист Борис Грищенко, или не менее талантливая его зам Марина Горбачева, или академик тассовского слова Татьяна Аккуратова. А вскоре сообщение уже озвучивали ведущие новостей по Всесоюзному радио.

Чтобы читатели еще больше прочувствовали подвиг Самотлора и его значимость для страны, приведу еще один пример. Спустя три месяца после этого события, 25 октября 1981 года Тюменская область отмечала очередную трудовую победу. В тот день на ее месторождениях (а в область входили Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, т.е. почти вся Западная Сибирь) была завершена добыча второго с начала эксплуатации миллиарда тонн нефти. Кстати, эту планку взяли всего за 17 лет. Ни один нефтедобывающий район страны еще не знал такого динамичного темпа. Так вот, в этих двух миллиардах каждая вторая тонна с хвостиком — вклад Самотлора. Хотя тогда в разработке «Главтюменьнефтегаза» уже находились десятки продуктивных месторождений.

Самотлорское месторождение расположено на территории Ханты-Мансийского автономного округа, вблизи г. Нижневартовска, в районе озера Самотлор. В переводе с хантыйского Самотлор – это «мёртвое озеро», «худая вода». Месторождение было открыто в 1965 году буровой бригадой Григория Норкина. А первую эксплуатационную скважину под № 200 пробурила 27 января 1969 года бригада Степана Повха. Весной из его недр поступила первая промышленная нефть. Сейчас запасы месторождения оцениваются в 2,7 миллиарда тонн. Продуктивные залежи находятся на глубине от 1,6 до 2,4 км. Только представьте мощь буровых, которые должны проложить путь к нефти на такой глубине. Причем по геологическому строению Самотлор относится к очень сложным месторождениям.

Трудовой энтузиазм первопроходцев сохранился по сегодняшний день. В наши дни разработку месторождения продолжает «Самотлорнефтегаз» (экс-«Нижневартовскнефтегаз») — подразделение ПАО «НК «Роснефть». В 2016 году коллектив «Самотлорнефтегаза» пробурил 233 скважины, что на 40% больше, чем в 2015 году.

Но достаточно справки. Спустя несколько недель после добычи первого миллиарда тонн нефти из недр Самотлора, буровые бригады Тюменской области начали соревнование за добычу 1 миллиона тонн нефти в сутки.

— Начинай, пожалуйста, следить за этим патриотическим движением, — сказал мне на одной из встреч Виктор Иванович Муравленко.

— Неужели и этот рубеж возьмем? – вырвалось у меня.

— Не «неужели», а возьмем. Страна огромная, нефть нужна. Значит, и эту высоту пройдем, — уверенно сказал Главный нефтяник страны. И он, как всегда, не ошибся. А чуть позднее получил Ленинскую премию за метод формированного отбора нефти из скважин. Но это уже другая история…

Фото из архива

 

Виктор Жиляков,

собственный корреспондент ТАСС по Тюменской области,

кавалер медали «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири.